News 40% больных при возникновении побочных реакций на лекарства просто перестают их принимать

13 January 2016

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В России и больные, и врачи зачастую не знают, как реагировать на побочные реакции от лекарственных препаратов или в большинстве случаев поступают в отношении их неправильно. Только 13% врачей корректно трактуют термин нежелательная побочная реакция (НПР), треть затрудняются с ответом. Около 40% больных при возникновении нежелательной реакции просто прекращают прием лекарства, 5% уменьшают дозировку и кратность приема, а 2% отдают препарат родственникам или знакомым. При этом с НПР в России сталкивается каждый второй пациент. Такие данные были получены в ходе исследований Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова в 2015 году.

В исследовании участвовали в общей сложности 1 123 респондента, из них 385 врачей, 187 работников аптек и 551 пациент из различных регионов России. В ходе опроса удалось установить, что лишь 24% врачей и 5% фармацевтов в случае возникновения у пациента НПР заполняют специальную форму-извещение. 19% фармацевтов не сообщают данные о НПР ни представителю фармацевтической компании, ни заведующему аптеки.

В 2014 году Росздравнадзор получил лишь 21,6 тысячи сообщений о НПР, то есть 152 жалобы на 1 млн россиян, тогда как согласно Всемирной организации здравоохранения нормой считаются 600 жалоб на миллион жителей страны. Таким образом, в России подобных обращений должно быть в четыре раза больше.

Большинство медиков объясняли свое бездействие в отношении передачи информации о НПР недостатком времени и сведений о том, куда направлять форму отчета. Врачи вынуждены заполнять целые кипы бумаг, чтобы подать заявление об НПР. При активной лечебной практике на это сложно выделить время.

С 1 июля 2015 года в силу вступили изменения в Федеральный закон № 61 «Об обращении лекарственных средств». Смысл изменений в том, что прямая ответственность за качество и безопасность лекарственных препаратов отныне лежит на компании-производителе. Предприятие, не выполняющие необходимые процедуры фармаконадзора, может лишиться регистрационного права на лекарство. Фармкомпаниям же надо вести индивидуальную работу с врачами или врачебными коллективами, организовать возможность удобной коммуникации на веб-сайте компании для занесения информации, горячую линию и прочее, что естественно требует дополнительных ресурсов.

В Европе для учета нежелательных явлений фармацевтические компании используют специальные автоматизированные программы по фармаконадзору, когда система сама подсказывает, как и что заполнять, а потом в электронном виде отправляет заполненный шаблон в государственный контролирующий орган. По оценкам экспертов наличие автоматизированной системы позволяет фармкомпаниям адаптироваться к любым нововведениям в этой сфере достаточно быстро даже при количестве сотрудников свыше тысячи человек.

Технический директор компании Flex Databases, специализирующейся на предоставлении услуг по автоматизации процессов по фармаконадзору, Тимур Галимов рассказывает: «Возможность быстро и эффективно собирать в автоматическом режиме большой объем данных о нежелательных реакциях – основа для повышения безопасности препаратов. Очень часто проблема коренится не в самом лекарственном средстве, а в его некорректном применении. И только отслеживая такие ситуации можно предотвращать врачебные ошибки и повышать безопасность применения препаратов».